Восхождение на Казбек 2022

Участники драмы:

Александр Родичев — CEO, собственник

Лариса Савченко — бренд-менеджер, собственник

Алексей Соболев — директор розницы

Борис Павликов — деловой партнёр Трамонтаны

Василий Шереметьев — ответственный за маркетинг

Ирина Михайлова — специалист из зала

Настя Мухортова — специалист из интернет-магазина.

Дорога

Ближе к 22:00 собрались в аэропорту Пулково. Взвесили рюкзаки – перевес. Перераспределили между основным и ручной кладью – уложились.

За обмотку рюкзака в Пулково попросили 1600, хотя за негабарит заявлено 1200 – жадность.

Кофе в зоне вылета бил наповал – 400 рублей за капучино, который в городе продают по 180 – это перебор.

В самолете, к нашей неописуемой радости, был недобор пассажиров, и нам выпала возможность поспать на трёх креслах каждому.

С 4:00 до 6:30 отекали в зале прилёта международного аэропорта имени М.Ю. Лермонтова в Мин. Водах в ожидании трансфера. Лермонтову было бы стыдно.

За нами приехал UAZ Patriot с прицепом с уже знакомым водителем Дмитрием. Первой остановкой стал прокат в магазине «Экватор» в Пятигорске. Некоторые участники взяли утеплённые ботинки, и мы затарились газом на всю экспедицию.

Точка номер два – пятигорский верхний рынок. Сало, ветчина, копчёный сыр – наше всё.

Далее нас ждал нелёгкий путь по раскалённой равнине до предгорий Главного Кавказского Хребта и выше к селу Тменикау, откуда начинается пеший путь к вершине Казбека.

День 1. По дороге к ваннам

Прошлым вечером легли рано. Спал некрепко, просыпался несколько раз и в 6:00 уже встал.

Приготовили завтрак.

Затем стали собирать рюкзаки, попутно выкидывая лишнее, то, что останется в Тменикау, ожидая нашего возвращения, у бабушки, что нас приютила у себя во дворе.

Несмотря на мои старания, рюкзак всё равно оказался внушительным, причём, ботинки и каску решил надеть сразу, ибо цеплять их уже было некуда.

Начали бодро. Шёл замыкающим. Насте Мухортовой через 1 км стало худо. Встреча с тяжёлым рюкзаком под палящим осетинским солнцем не прошла бесследно – тошнота, диарея, и один час в ауте. Пришёл Александр Родичев и забрал Настин рюкзак. На пограничной заставе прошли проверку паспортов, разгрузили Настин рюкзак и пообнимались с Сергеем Балагуриным из Петрозаводска, который уже возвращался с восхождения.

После заставы тропа сузилась и стала более сложной.


На первом привале понял, что ботинки стирают пятки в области ахилла. Заклеился, но уже было поздно. Парни, во главе с Александром, шли резво. Я шёл замыкающим, но ускориться не хотелось совсем. Ближе к конечной точке первого дня – верхним Кармадонским ваннам, девчонки совсем приуныли. Приходилось часто останавливаться, поддерживать боевой дух. На стоянку пришли обессилевшие. 

Ожидал шикарную поляну с площадками под палатки, а по факту – маленькие каменистые площадки, кучи мусора и экскременты по окружающим кустам. Примиряют с этим сказочным местом только сами ванны. Несколько искусственно созданных лакун, сквозь которые протекает горячий поток из радонового термального источника, круто расслабляют после трудного перехода или на возвращении с восхождения.

День 2. Отёчный

По плану мы должны были переместиться в лагерь 2 на высоте 2800 сразу за ледником Майли, но по утру все выглядели вяло и истощённо — акклиматизация давалась трудно. Было принято решение остаться ещё один день на ваннах, благо у нас имелись запасные дни.

День прошёл на славу: кто-то чилил в ваннах, кто-то чинил снаряжение, кто-то просто загорал с книжкой в руках — “альпинисты книжки читают”. 

А книжки, которые читают альпинисты, можно приобрести в Трамонтане.

День 3

Отступать некуда, и пришла пора продвинуться на ещё одну ступеньку к вершине. Для начала оставили лёгкие летние вещи, которые выше не пригодятся — рюкзаки стали легче.

Выдвинулись рано, чтобы успеть до палящего солнца, которое уже готово было выйти из-за хребта. Первым испытанием был подвесной мост через реку Колка, в постройке которого донатом поучаствовала и Трамонтана. В нём не хватало двух-трёх досточек, и он волнующе раскачивался. Немного пощекотало нервы, но не более. Затем предстоял подъём к леднику Майли по морене. Подъём имеет сильный градиент и был нелёгким. Некоторые отрезки требовали хорошей координации. Перед выходом на ледник дождались девчонок.

Ледник впечатлял. Изрытый продольными протоками был похож на глазурь с посыпкой. Шли без кошек, потому что было довольно полого, и большая часть ледника была засыпана моренным материалом. Для пересечения без кошек потребовалось подняться в верховья, где трещины были не столь глубоки.

Лагерь поставили сразу после ледника на высоте 2800. Прошли по факту 4 км с набором 600 м, но это были достаточно тяжкие километры.

После обеда тренировали передвижение по перилами без потери страховки. Полезный навык перед следующим днём.

Погода начала меняться.

День 4. Ключ

Встали пораньше. Вроде как, чтобы не сыпало на голову. А сыпать в этот день было чему.

Надели рюкзачки и двинулись в путь.

Путь сразу «показал зубы». Круто и сыпуче.

Подошли к тросам. С одной стороны – тросы металлические, с другой – карабканье с рюкзаком в 25 кг. Сказать, что было легко – лукавство. Было трудно. На последней верёвке замешкался перестёгивая страховку, оступился и спустил камень — обошлось.

Дальше тропа была менее опасной, но не менее крутой — кое-где хотелось тросов.

В лагерь 3400 поднялись в мыле. Только успели поставить с Ирой палатку, как серые тучи вознамерились смыть это мыло. Девчонки залезли в палатку, я — последним. Ветер с дождём трепали крепко — лежали в напряжении. Минут через пять вырвало одну оттяжку и камнем из ветровой стенки порвало край тента. Расстроился. Делать нечего: нацепил мембранную куртку и штаны, вылез в шторм. Стал перевязывать и перезакладывать слабые оттяжки, придерживать оттяжки под напором, действительно, сильного ветра. Ноги в кроксах и кисти в перчатках вымокли очень быстро и под ветром стали дико мёрзнуть. Здесь бы, однозначно, пригодились резиновые сапоги. Когда стихия чуть подуспокоилась, залез в палатку. Носки пришлось выжимать и менять.

После залез в спальник в попытке согреться.

К вечеру ненастье взяло паузу, и мы сготовили ужин. Ложились с тревогой, ибо пауза имеет свойство заканчиваться.

Ближе к полуночи проснулись от новых порывов ветра. Пришлось провести около часа сидя, придерживая спинами палатку, чтобы её не укладывало на лицо.

День 5. Борьба продолжается

Утром погода поменялась не сильно. Всё так же протаскивало облака мимо на нашей высоте, всё так же ветер бил порывами. Осадки в виде ледяного дождя периодически напоминали о себе.


Завтракая, заметили шнырявшего вокруг палаток горностая. Позже, вверху на склоне, увидели серну. Не будучи в состоянии больше лежать, пошёл размять ноги, и, заодно, поближе рассмотреть это животное.

Размял ноги с 3400 до 3700. Ничего нового, только непогода ожесточённее.

Запечатлел радужный мост через долину реки Геналдон.


Через полтора часа основательно продрог. Мембрана работала, но внешняя ткань куртки и штанов под таким ветром постепенно набирали влагу и увеличивали теплопотери.

Несмотря на неблагоприятный прогноз ещё на пару ближайших дней, на обеде было принято решение завтра перемещать лагерь на 4200 для попытки финального штурма.

План есть план.

День 6. Нос по ветру

Встали рано. Но в горах эта привычка вырабатывается легко, потому что к 19:00 - 20:00 уже ничего не видно и единственное, что остаётся, это залечь спать в палатку.

Рано ложишься – рано встаёшь.

При сборах рюкзака решился оставить ещё пару мелких деталей, которые наверху навряд ли бы пригодились. Воистину, когда тащишь свой скарб наверх, понимаешь, что тащить хочется только то, что будет необходимо для выживания и достижения конечной цели. Ни граммом больше — комфорт — это не про такие восхождения.

С каждым метром вверх ветер усиливался.

На 3700 сделали перекур, поджидая неторопливых. Неторопливые не торопились. Который раз подлавливал себя на мысли, что курение — полезный терапевтический навык, особенно в альпинизме (не рекомендация).


На 3700 есть отличная площадочка на 1.5-2 палатки, и с этого пятачка, как на ладони, виден лагерь на 3400 «под крестом». Россыпь разноцветных палаток тех, кто ещё, или тех, кто уже, похожая на разбросанный по камням Skittles.

На 3900 снова заправлялись дымом. Ветер хлестал по щекам, рюкзак снимать не хотелось. Встретили шедших с акклиматизационного выхода на 4200 ребят, которые сказали, что выше ветер настолько силен, что временами приходилось присаживаться. Не стал уточнять детали, по-моему, и так всё ясно))

С 3900 до 4200 на тропе есть несколько действительно небезопасных отрезков, которые при локальном оледенении утром или ночью проходятся очень аккуратно со страховкой на провешенной верёвке/тросе либо вообще в кошках.

На 4200 нас встретили пустые глазницы защитных колодцев вокруг мест для палаток, бесконечный ветер с порывами и снежная позёмка.

Сильно переживая за свой домик, разобрал одну стенку, чтобы укрепить вторую, выбранную для стоянки. Хорошо, что при установке палатки помог Александр — сооружённая им дополнительная оттяжка сильно увеличила сопротивляемость нашего с девчонками жилища.

Днём ветер усилился. Залегли в палатку. Уснули под «успокаивающее» хлопанье тента.

Проснулись от того, что ветер проносил снег сквозь палатку и он оседал на одной из сетчатых дверей, попутно наполняя собой ботинки в тамбуре. Снег отряхнули, ботинки спрятали внутрь палатки. Стало ещё теснее.

Вечером пришёл Александр и принёс ужин-перекус. Полноценно приготовить что-либо не позволяла погода.

Лариса крикнула, что снаружи ясная погода, и виден Казбек под луной.
Повёлся.

Вылез.

Посидел с видом на Казбек, повыл на луну. Решил, что следующий день не за горами, и отправился спать.

День 7. В засаде

Утро началось с ветра.


Идешь по ветру, идёшь против ветра, укрываешься от ветра, когда готовишь завтрак, смотришь на ветер с надеждой, ожидая смены погоды.

Ночь была морозной, поэтому воду искали с ледорубом наперевес. Продалбливаешь канавку на границе ледника и сыпухи — ждёшь, что солнце даст тепла и нацедит немного в чашечку.

Если успеха нет, то просто колешь лёд, проверяя, чтобы он был более-менее чистый.

В этот день были запланированы ледовые занятия: ходили в кошках, крутили ледобуры, учились держать ледоруб правильно.

После завтрака связались по четверо и пошли на ледник оттачивать вновь приобретённые навыки. Несмотря на более-менее ясную погоду, ветер никуда не делся. Сначала бил в левую скулу, затем на возврате в правую — всё как по Библии.

Ближе к обеду подтянулись несколько групп снизу. Спросили у нас, как пережидалось в непогоду?

Обсудили с ними прогнозы. Из-за невеликого разнообразия возможных занятий наверху обсуждение прогнозов является наиважнейшим, невероятно актуальным и сакральным среди всех прочих.

Есть прогноз — есть гора, нет прогноза — то беда.

Ветер не прекращался, что обещало хорошую возможность для штурма. Обсудили. Договорились: подъём в 3:30, выход в 5:00.


День 8. Штурм

Ночью перед восхождением не спалось.

Это невозможное для меня искусство не волноваться, когда волноваться уже не о чем и некогда. В голове постоянно прокручиваются различные варианты будущего без какой-либо реакции на него. Просто как зацикленная киноплёнка.

Ближе ко времени выхода выполз в туалет. Небо ясное, усыпанное звездами, Гора чётко видна, ветер не стихает, морозно.

В 3:30 заварили чай и сгрызли пару хлебцев с чем-то сырно-мясным.

К 5:00 закончили собирать рюкзаки, влезать в обвязки и крепить кошки.

В 5:15 подошли к краю ледника и связались так же, как на вчерашней тренировке: Лариса - Ира - Василий - Я, Саша - Настя - Борис.

Снизу из тьмы выныривали огоньки фонариков — кто-то решил идти на штурм с 3400 или 3700.
Впереди и вверху на склоне, уже на освещённой части горы, виднелись вереницы людишек-муравьишек медленно двигающихся к вершине. Эти решили выйти значительно раньше и опережали нас на два - три часа.

Начали движение по леднику.

Двигались как мухи в меду. Очень холодно и ветрено. К этому времени некоторые восходители уже завершали восхождение и двигались нам навстречу.

Через пять минут у Иры отстегнулась кошка. Хорошо, что это произошло на пологом участке. Хорошие кошки, хорошие ботинки, не разбитый рант, но всё же, будьте бдительны, всегда — в горах мелочей не бывает.

Потихоньку из-за спин выходило солнце, согревая наш караван. Двигались не быстро, было видно что Насте и Ире тяжело даётся борьба с высотой. Для меня акклиматизация в этот раз прошла значительно успешнее, чем пять лет назад на Эльбрусе, поэтому, скорее хотелось добавить хода.


До определённого момента маршрут не предлагает особой крутизны. Первое препятствие начинается за ледниковым плато Майли после места соединения тропы из России и тропы из Грузии. Градиент увеличивается, и появляется не гипотетическая возможность оступиться и уехать метров на 20 вниз.

Ближе к перемычке между двумя вершинами Казбека, да-да, их тоже две, как и у Эльбруса, появляются участки, когда при сложной ледовой обстановке необходимо подключать передние кошачьи зубы и ледоруб.

Через пять часов внутренней борьбы мы вышли на перемычку между вершинами. Оставалась вершинная башня. Башня вызывала уважение и трепет. Облизанная ветром, она выглядела как эскимо без глазури, очень холодное такое эскимо.

Ветер на перемычке не давал прикурить, покурить и даже достать сигарету. Знатоки взяли паузу. В итоге мы перевязались на связки: Лариса - Василий Борис - Я и Ира - Настя - Саша.

После краткого инструктажа от Ларисы: «А теперь мы пойдём на передних зубьях в три такта» представил себя Ули Штеком, и дело пошло. Сперва было стрёмно, но потом так, как будто делал это уже сотни раз. Через 10 минут активного подъёма восхищённо крутил головой, стоя на вершине.


Сделали отчётные кадры, записали видео, поймали пытавшийся улизнуть в Грузию Васин термос, и стали ждать вторую связку с Александром и девчонками.

Вторая связка выходила наверх, как сдающиеся немцы после тяжёлых зимних боёв. Ира устало брела, у Насти был немного безумный взгляд и съехавшая набок каска, Саша выглядел так будто поднимается сюда второй раз за день.


Снова фото, снова видео, и пора на спуск. 

Но Трамонтана не была бы Трамонтаной, если бы всё было без приключений. Мы как-то не учли, что лёд не растает после того, как ты по нему поднимешься, а так и останется льдом к моменту спуска. Спускались задом опять же на три такта. Для нашей связки всё шло неплохо, а вот девчонки, похоже, все силы оставили на подъёме. Настей овладел страх, она не доверяла ногам и ледорубу, поэтому всё было похоже на сползание, чем на спуск. На части вершинной башни, где надо было траверсировать склон, пришлось для безопасности крутить буры.

К тому моменту, когда мы спустились с вершины обратно на перемычку ветер, бросал в нас маленькие осколки льда и фирна, а двигаться приходилось с учётом поправки. В какой-то момент мы остановились, потому что я оказался на выполаживании, а Лариса, как замыкающая ещё, завершала спуск. Развернулся лицом к склону, встал на страховку на ледоруб и … очнулся лежащим на боку зарубившимся “на автомате”. Остальные полусидели-полулежали в нелепых позах недоумённо озираясь: “так вот ты какой ветер, сбивающий с ног”.


Немного приподнявшись на колени, я наблюдаю как завершает спуск вторая связка, разворачивается лицом к нам, начинает движение и … следующим порывом Настя летит как воздушный шар в сторону России. Хорошо, что Александр идёт замыкающим и весит в два раза больше Насти. Он даёт пролететь ей не более двух-трёх метров, а затем подтягивает к себе. А ветер и не думает стихать. В итоге Саша берёт Настю фактически на плечо, а Ира перестёгивается к нам. Мы преодолеваем перемычку и переваливаемся за край склона в сторону России. Ветер потише, но склон всё ещё крутой и обледенелый. Приходиться снова спускаться спиной вперёд в три такта. Это окончательно “добивает” Настин боевой дух и она почти останавливается.

Знатоки берут дополнительную минуту.

Решено, что Я - Борис - Ира - Василий спускаемся самостоятельно, а Саша и Лариса спускают Настю.
План есть план.

Начинаем движение в новом составе. Чувствую как адреналин потихоньку уходит, а туман, наоборот, приходит. Видимость снижается, но следы от кошек спустившихся ранее не дают сбиться. Шагаю на автопилоте, ребята время от времени просят передохнуть. Опустошённые, добираемся до лагеря. Иду набирать воду для киселя, Ира пытается освободиться от сбруи, парни курят прислонившись к ветрозащитной стенке, постоянно смотрим в сторону Горы – не показались ли там ребята?

Через полтора часа сверления взглядами склона ребята материализовались у каменных останцов где-то за полчаса хода до лагеря. После того, как дождались Сашу, Ларису, Настю, молча вкушаем кисель с ржаными хлебцами. В такие моменты это лучший кисель на свете. Понимаю, что “бензин” на нуле, и после обеда ухожу спать уже в 17:00. На ужин не просыпаюсь, а поднимаюсь только к 6:00 следующего дня.

Впереди ещё тяжёлый и утомительный спуск с 4200, диалоги в Кармадонских ваннах до полуночи, праздничный ужин в отеле в Даргавсе, прогулки по Кисловодскому парку и обратный полёт.
Что весело начиналось, должно весело и завершаться.
До встречи в Горах.

Соболев

Алексей Соболев

Outdoor-центр Трамонтана.

Автор статьи




Читайте отзывы покупателей и оценивайте качество магазина на Яндекс.Карты Оставьте свой отзыв